Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ППШ

Кое-что, не вошедшее в учебник «Москвоведение».

- Проходи! – президент махнул рукой, и мэр зашел в кабинет.
- Ну, как в штаты съездил? – спросил он, усаживаясь на стул, - кредит выпросить удалось? Ты учти, у меня в городе все трубы как решето, менять надо, а не на что…
Поскольку в помещении никого другого не было, то говорили по-русски.
- Погодь про трубы, Виталий – оборвал его хозяин кабинета, — это потом. С кредитом… непросто всё, зато наши друзья из DARPA подогнали для испытаний совершенно убойную штуку!
- Джавелины опять? И - из какого-такого драпа? Опять будут нас пендосы Иловайском в морду тыкать? Так за это пусть отвечает Полтора…
- Не при чём тут драп, - терпеливо вздохнул президент, - я имею в виду американское Управление Перспективных Проектов. Вот где умные головы сидят! И штука, которую они мне выдали, будет покруче не только «Джавелинов», но и атомной бомбы.
- Петя, много выпил? – в глазах мэра было полное понимание ситуации.
- Сколько надо! – огрызнулся президент. – Ты или слушай, или вали к своим трубам. Но имей в виду – эта хреновина (он многозначительно похлопал по небольшому металлическому футляру, лежащему на столе) может решить наши проблемы одним махом!
- Излагай! – Виталий придвинулся поближе.
- Короче, так… - начал президент, — это – ни что иное, как самая настоящая машина времени. Обеспечивает перемещение в пространстве и времени. Чуешь, чем пахнет?
- Ахренеть! – подскочил на стуле мэр. – То есть можно отправиться на несколько месяцев назад и поставить на проигрыш сборной Испании москалям? Ммать, да на эти деньги сколько труб можно…
- Дубина ты, Виталик! – сочувственно сказал Петр Алексеевич, - ну какие, в задницу, трубы? Тут на кону вся история страны стоит. Вот скажи: какая у нас главная проблема?
- Грошей нет совсем.
- Правильно, а почему?
- Как почему? МВФ не даёт.
- А почему не даёт? – гнул своё президент.
- Потому что старые долги отдавать надо. И ворует у нас каждый второй, и ещё Москва эта…
- Вот! Ну наконец-то! Главная наша проблема – это Москва. И вот эту проблему мы должны устранить с помощью машины времени, для этого я её и получил. Уразумел?
- Да как же её решишь? – не понял Виталий. – Путина замочить как раз перед крымской речью?
- Не поможет. Президента убить – это только в кино легко, а у нас с тобой только один шанс.
- А если в молодости его… того? Когда ещё не охраняли.
- Нашелся бы другой офицер КГБ. Нет, Виталя, надо глубже бить, по самым истокам, в самое сердце.
- Ну тогда… царя Петра Первого завалить, что ли?
- Эх, ну когда ж ты поймёшь, что в политике нет незаменимых? Убьёшь одного царя – найдется другой реформатор. Условия исторически сложились, а уж кто ими воспользуется – это вторично. Нет, тут надо в самый корень бить. Бить так, чтобы чисто географически ничего не возникло. Понятно? Нет? Тогда слушай. Всё зло – не в людях, всё зло – в самой Москве. Не было б Москвы – и история пошла бы по-другому. Надо сделать так, чтобы этого города просто не случилось. И вот тут мне и нужен ты.
- Я? – удивился Виталий.
- Именно ты. Ибо здесь потребуется человек с хорошей спортивной подготовкой.

***

Откинув ветви руками, Виталий вышел на поляну. День был тёплый, пели птички, по небу бежали лёгкие облачка.
Обычный летний день середины XII века.
Отличный день для убийства.
Машину времени Виталий предусмотрительно таскать с собой не стал, а заныкал её под корнями старой ели. Про этот супер-прибор Петр Алексеевич особо предупредил, что скакать по временам и странам с его помощью не выйдет – заряда только-только хватит сгонять одному человеку туда и обратно. А подзарядить не получится, заряжается аппарат то ли от магнитного поля Земли, то ли от каких-то хитрых космических излучений, но это очень долгий процесс.
Вот пусть и заряжается пока, решил Виталий, а мы делом займемся. Где тут эта ваша Москва?
Москва была прямо перед ним. Совсем не страшная. Несколько приземистых, крытых соломой и дранкой избушек на вершине холма, да пара амбаров с сеновалами. Мычит корова, кукарекают на низком покосившемся тыне несколько петухов с драными хвостами. Неужели из вот этого убожества и вырастет огромный мегаполис, который станет столицей шестой части мира и костью в горле у мира цивилизованного? Не станет, злорадно ухмыльнулся времяпроходец - потому что я уже здесь. И погладил пальцами рукоять висящего на поясе меча.
Прикинут он был по местной моде. И вооружен тоже по-местному. Первоначально он хотел просто взять с собой в прошлое пулемёт, но слишком умная автоматика американской хреновины категорически не пропускала через ткань времени вещи, не аутентичные эпохе. То есть во времена Второй Мировой войны можно было взять ППШ, но нельзя ни АКМ, ни «Джавелина». Во времена мушкетеров пришлось бы отправляться только со шпагой и кремнёвым шпалером, а в эру динозавров – так вообще голым. Ну и нечего там делать, у динозавров этих.
Петр Алексеич расстарался – выписал из Японии самого лучшего гуру по мечу, и тот перед заброской гонял Виталия недели две, научив разным хитрым самурайским финтам. И теперь у того, по чью душу прибыл ликвидатор из XXI века, никаких шансов не было.

***

Уже у деревенской околицы Виталий увидел босоного паренька совершенно финно-угро-мордовского вида и подозвал к себе.
- Эй, пострелёнок! Веди меня к вашему главному.
- Хорошо, пресветлый боярин! – поклонился мальчишка.
- Э, а почему это ты решил, что я – боярин? – спросил заинтригованный Виталий.
- Ну как же… Всё ж ясно: коли вы были бы конный и оружный – значит княжий дружинник, коли со свитой – значит, сам князь, коли просто одет богато – то это будет купец, гость торговый, а коли богато разодет и ещё с мечом – выходит, боярин! Угадал? – ответил-спросил белобрысый пацан.
- Угадал. – буркнул путешественник во времени не по годам умному аборигену. Боярин – так боярин, пусть местные уважают. Но его беспокоило другое. Где же тут живёт другой боярин – местный хозяин?
Они уже вошли в деревню, а вокруг были только низенькие домишки, почти землянки, очень бедного вида. Неужели местный «мэр» настолько близок народу?
К одному из этих убогих жилищ и подвел Виталия его малолетний проводник. Из дома выбрался немолодой мужичок, лысый как лампочка, и, сорвав с головы шапку, отвесил гостю низкий поклон.
- Ты кто? – спросил Виталий.
- Дык, это, староста я тутышний, Лужком кличут, а это, – мужик указал на паренька, - мой племяш, Собяшка.
- Это Москва?
- Да, Москвою наше селище кличут.
- А где живет боярин ваш, Кучка?
Именно этот представитель местной элиты и был главной целью всей операции. Именно с него-то всё и пошло, как разъяснил Петр Алексеевич.
Ведь как оно было? Проезжал себе мимо князь Юрий Долгорукий, да и захотел привести к покорности местного боярина – того самого Кучку. А тот включил борзометр, и князю подчиняться не захотел, за что и был казнен. А его вотчина – то есть Москва, бывшая в ту пору просто мелким населённым пунктом, была преобразована в город, со всеми последующими печальными – для Украины вообще и для её политикума в частности – последствиями.
Услышав это, Виталий сразу предложил завалить самого князя, за что в очередной раз был обозван дураком. Во-первых, князь этот не зря был прозван Долгоруким – ибо в этих руках держать оружие умел, во-вторых, как любой порядочный князь периода феодальной раздробленности ездил повсюду в сопровождении таких лихих рубак, по сравнению с которыми японский учитель Виталия – просто щегол, так что шансы зарубить князя у выходца из нашего времени стремились туда же, куда и шансы украинской армии взять Москву – то есть к абсолютному нулю. Ну, а в-третьих, был этот Юрий Долгорукий, между прочим, князем Киевским, хоть и не всегда, а курочить историю Киева многомудрый глава фирмы «Рошен» совсем не хотел.
А вот с Кучкой этим всё хорошо получалось. Во-первых, он и так был не жилец, а если князь просто проедет мимо, без тёрок с наглым боярином, то на жалкую эту Москву и внимания не обратит.
Вот и выходило, что завалить хама-протомоскаля, посмевшего катить бочку на Виталькиного предшественника, надо было до того, как тот с упомянутым князем повстречается.

***

- Кучка? – переспросил Лужок. – Дык, это, не знаем мы такого, пресветлый боярин, ты уж не гневайся. Живём мы тут в глуши, как у Бога за пазухой, хлеб растим, рыбу в реке ловим, зверя в лесах бьём, дань пресветлому князю платим без всякого прекословия, а никакого боярина Кучки и в глаза не видывали…
И он ещё раз поклонился. А потом – на всякий случай – ещё два раза.
А Виталий впал в ступор. Это что ж выходит, нет никакого боярина? И чего теперь делать?
Неизвестно, сколько продлилась бы пауза, но нарушил её прибежавший Собяшка.
- Там, это… - запыхаясь зачастил он, - приехали и боярина зовут. Уж не тебя ли, пресветлый боярин?
- Кто приехал? – хотел спросить Виталий, но тут увидел, кто.
В деревню въезжал отряд конных воинов, одетых в кольчуги и с внушительными копьями в мозолистых руках. Возглавлял отряд совсем уж звероподобный бородач в золочёном панцире.
Кавалерия остановилась в нескольких шагах от времяпроходца.
- Ты кто? – задал вопрос бородач, только на этот раз вопрос адресовался самому Виталию.
- К-кличко.- просипел он внезапно севшим голосом.
- Как? – рявкнул всадник-гора. – Кучко?
Один из его спутников, чернявый мужик с аккуратно подстриженной бородкой, в шлеме с лисьим хвостом, подскакал к своему главарю.
- Это он, княже. Тот самый боярин, что перечит тебе и хулу на тебя матерно возводит, дани не шлёт, и с супостатами всякими якшается.
- Понятно. – рявкнул князь. – Эй, дружина, руби его!
Виталий успел ещё пожалеть, что нет с ним машины времени, которая позволила бы экстренно вернуться обратно.
А больше он ничего не успел.
***

Князь с дружиной останавливаться в деревне побрезговали. Рядом, на широком лугу поставили шатёр для князя, а дружина расположилась вокруг, у костров.
Воин, сидящий у самого дальнего костра, задумчиво помешивал угли палкой. Шлем с лисьим хвостом лежал рядом.
Из темноты возник ещё один, присел рядом. Лицо его просто лучилось от удовольствия.
- Есть, дело сделано!
- А поподробней?
- Сейчас князюшка в шатре пирует, ну и повелел, после очередного кубка ромейского вина, поставить на сём месте град, и палаты в нём для себя срубить. Не зря я целый вечер ему лил в уши, какое это козырное место. Так что – задание выполнено!
- Угу. – ответил первый, продолжая смотреть в огонь.
- Да что с тобой? – удивился пришедший. – Всё ж получилось. Ты чего такой смурной?
- Понимаешь, странно это. Ты эту Москву местную видел? Обычная деревушка, ничем не примечательная. Нищета-нищетой. Как было убедить Юрия, что именно тут нужно основывать город, а? Ты ж помнишь – с трудом вообще уломали его сюда завернуть. И вдруг, как чёртик из табакерки появляется этот Кучка. Откуда? Я сегодня расспрашивал местного старосту – не знает он никакого Кучку. И никто тут не знает. В легендах и сказаниях есть, а в реале – нету. Я уж не знал, что делать, и что ещё князю врать, а тут вдруг всё само собой сладилось.
- Да, обидно было бы, если б не срослось. Два года на внедрение в дружину ушло, но задание руководства – проконтролировать основание Москвы, мы выполнили.
- Так откуда он взялся, этот Кучка?
- А я почём знаю? Взялся, и очень кстати. Разве это самая главная загадка? Ты мне лучше скажи, откуда машина времени взялась? Обещал же, что расскажешь, как дело сделаем.
- А здесь же и нашли.
- Где здесь?
- Здесь, в Москве. Прямо в Кремле. Копали канаву для прокладки кабеля – и нашли. Профессора, который в управлении артефактом разобрался, госпремией наградили, секретно, конечно. А потом Президент вызвал меня, и поручил проконтролировать ключевые точки нашей истории.
- Только проконтролировать?
- Пока да.
- А… самим попробовать вмешаться? Ну там, Цусима, 22 июня и так далее…
- Пока санкции не было. Да ты и сам понимаешь, насколько это опасно. Всё просчитывать надо очень тщательно. Президент пока думает.
- Понимаю. Так сейчас куда двинем?
- Домой, в наше время. Отдохнём, премию обмоем, а потом – на Куликово поле.
- А заряда у аппарата хватит для такого количества прыжков?
- С запасом. Профессор мне говорил, что эта штука имеет возраст не менее 800 лет, за это время она зарядилась до полной.
Второй воин вздохнул.
- Слушай, а можно взять эту штуку, и сгонять в Солсбери… добить одного гада…
- Отставить, капитан Мишкин. – повысил голос первый. - Никакой самодеятельности! Тот провал нам никто в вину не ставит. Работаем дальше.
Полковник ГРУ России Николай Чепига отложил палку, и достал из седельной сумы продолговатую металлическую коробку.